Oops! It appears that you have disabled your Javascript. In order for you to see this page as it is meant to appear, we ask that you please re-enable your Javascript!

С соседкой в лифте

Иногда странно себя ощущаешь, проживая в современном доме в 500 квартир. Что-то подсказывает, что хотя бы со своими соседями ты должен быть знаком, но почему-то становиться душно от того, что тебя что-то может связывать с весьма случайными людьми. Ты знаешь их лицо, ты с ними здороваешься, но ты почти ничего не знаешь о них, да и не хочешь, в общем-то. Хотя нет, ты знаешь что у него проблемы с тёщей (тонкие стены ничего не скроют), другая курит по полчаса в ванной после получаса ругани на кухне, третий работает обожает приводить к себе каких-то случайных попутчиц (два лифта на 17 этажей позволяют узнать это) и предварительно крепко напоив этих выпускниц колледжа поварих, жарить их по полночи. Но в итоге ты всё это знаешь по случайности, а вот знать кто что за человек — не имеешь даже возможности. Половина первого ночи.

Вот и сейчас Егор зашёл в лифт вслед за «соседкой» с неизвестного этажа. Узнавал он не её саму, а её собаку, меланхоличного французского бульдога. Иногда с Борисом (так звали этого самого бульдога, спасибо отличному эху в громадном колодце двора) гулял плюгавый мужичок, изредка его можно было увидеть в форме пилота гражданской авиации. Егор нажал на стёртую кнопку 14 этажа (он сам её стирал, когда мучительно долго ехал в одиночестве), девушка с собачкой — 16. Зелёные обшарпанные двери со скрежетом закрылись, начался подъём в бесконечность. Лифт скрежетал как подбитый танк, лампа под потолком моргала в какой-то неизвестный ритм. Изучив знакомые трещины на краске дверей, Егор принялся так же тщательно изучать пол под своими ногами. Оттуда на него, высунув розовый язык, смотрел Борис своими выпуклыми глазами. Пара окурков мирно лежали в щелях по краям, а зелёный линолеумный пол, видимо, был совсем недавно вымыт, что даже удивительно. Вдруг моргание лампы замедлилось, а через доли секунды и вовсе погасла. Лифт продолжил своё движение по инерции тоже не долго и, ощутимо тряхнув пассажиров, застыл в кромешной темноте. Борис яростно взвыл и залился отчаянным лаем. Девушка присела к страдальцу и начала его успокаивать, с трудом отыскав его во тьме. Маленький пассажир уже не лаял, но всё равно как-то не то рычал, не то скулил. Но и Егор готов был сам взвыть, в своей стороны от боли, так как хозяйка, бросившаяся успокаивать питомца, зарядила ему локтём точно в пах. В глазах бы потемнело от боли, если в них и так не стояла тьма. — Ой! Извини! Тут так темно, извини меня. — Да ничего, но больше не надо так. И тут она сделала самую глупую вещь в данной ситуации — попыталась нащупать Егора и на этот раз вышло даже ещё более стыдно её рука с первого попадания осторожно угодила опять в пах. Если бы в кабине был свет, то Егор бы увидел как густо она покраснела, да и он сам скорее всего стал похож на томат. Пришлось завязать стандартный разговор, лишь бы забыть эту случайность. — Опять застряла я тут! На прошлой неделе встал, час ждала лифтёров. Ты уже на кнопку нажал? — Нет ещё, найти бы её. Две пары рук начали ощупывать стену кабины примерно в том месте, где при свете были заветные кнопки. У обоих напрочь выпала из головы мысль светить себе хотя бы мобильным, что привело к тому. Что несколько раз они случайно ощупывали руки друг друга. Наконец Егор включил маленький фонарик на связке ключей (наконец-то пригодился) и нажал ту самую кнопку, вызывающую столь нужную им помощь. — Не работает. — Подожди, они не сразу отвечают. — Нет, в прошлый раз когда я застрял, со светом, где-то сверху пикнула какая-то штука, вроде всё работает. — Посмотрим, ты ещё раз нажми. Егору было одновременно и приятно и необычно, чтобы незнакомый человек называл его на «ты». Такого он не припомнит со времён института, с окончания которого прошло уже почти два года. На работе все бросаются ничего не значащим «вы», свободное время проходит только со знакомыми, потому это «ты» было подзабыто. — Ну, раз мы на «ты», хоть как зовут тебя, дама с бульдогом? — Даша. — А я… — Егор, знаю. — Эммм? Откуда? — Не один ты с подружками куришь ночью в окошко, уж прости, слух хороший у меня. — Неожиданно, да уж. Опять в воздухе повисло молчание, прерываемое только звуком шажков маленьких лап Бориса. Вокруг кабины висело прямо-таки облако тишины, только откуда-то совсем издалека, будто за сотни километров отсюда, заливалась автомобильная сигнализация. — Блин, и правда не работает, надо куда-нибудь позвонить. — Так, ну наверное в 01, они там вместе со спасателями же вроде. — Не, тут должен быть номер на плакате, свети сюда. Найдя полусодранный плакатик управляющей компании, они наконец дозвонились до помощи. Как выяснилось чуть позже, их спасут, но придётся подождать — выключился ток у половины города, что-то на подстанции, застрявших, несмотря на поздний час, оказалось предостаточно. Делать было нечего, ждать так ждать. На часах почти час ночи. Уселись на почти чистый пол. — Все нормальные люди уже дома сидят, эх. — А мы вот с Борисом выбрались погулять подольше, теперь ещё дольше. Кстати, надо позвонить мужу. Даша начала копаться в недрах своей сумочки в поисках телефона. Егор почти бессознательно заглянул в свою, от скуки. Порывшись в скомканных бумажках, сломанных ручках и каких-то фантиках он нащупал холодную металлическую фляжку. Ага, вот ты и пригодилась. Там был не коньяк и не виски, а как ни странно текила. Ну что было дома в том момент, то и отправилось во фляжку и таскалось приличное время в сумке, всё не было никаких подходящих ситуаций. А тут просто идеально. — Не принимает сеть он у меня тут… Ну и в жопу мужа моего, да, Егор? — Ну наверное. Текилы не хочешь? Лимона и соли нету, уж извиняй. — Ого, как кстати, не откажусь, хотелось как раз выпить. Морщась, они приговорили фляжку довольно быстро. Само собой, разговор постепенно пошёл всё лучше и лучше. Егор узнал, как достала Дашу её работа в какой-то конторе, занимающейся продажей складского оборудования. В свою очередь, он пожаловался ей на горы бумажек и тупую систему в следственно отделе города, где он и задержался сегодня допоздна, помогая следователям свести хвосты, ведь от только помощник, а повышение где-то далеко, за высокими горами. Потом Даша завела тему про своего мужа, и Егор узнал много чего интересного, например, что вышла она за него почти только для того чтобы он заплатил все долги по её кредитам, она думала, что такой союз будет ей не в тягость, но в итоге теперь они спят в разных комнатах. Чтобы развеяться от всего этого она-то и пошла гулять с единственной отрадой в её жизни Борисом куда глаза гулять, решив вернуться когда он уже заснёт, потому что просто не хотелось видеть его взгляда и слушать нудные речи. Тут кто-то застучал в двери лифта, где-то выше, этажа на три выше, насколько они могли понять. — Мы тут, ниже! Через минут стук повторился уже чуть ниже, видимо человек спустился на этаж по лестнице. — Ниже мы! Ещё через минут стук повторился уже где-то ближе к потолку. — Тут мы! — Даша, ты там? Даша резко поменялась в лице, насколько можно было это заметить при свете от мобильника. — Да, Саш, тут. Как ты догадался? — Ну, свет выключили во всём доме, комп выключился, дай думаю пойду на улицу подышу, а лиф-то не работает, вот я и стукнул пару раз двери. — Помогло? — Нет, как видишь. Давно ты там? — Как свет выключился — так мы и тут. — Кто это «мы»? — Я и любовник мой, Леопольд звать! — Чего ты несёшь там? — Да нет, правда, Леопольд такой красивый, не то что ты, и одевается нормально, а не как быдло. — Даш, хватит уже. — Нет не хватит! Сейчас вот я его держу за член, он его хотя бы раз в неделю моет! Егор усмехнулся, но не стал встревать в их перебранку. И тут он почувствовал, как чья-то рука легла на его пах. Да и чья бы это рука могла быть, не Бориса же. Егор потерял дар речи и аккуратно убрал её руку, но она лишь приложила палец к губам и начала расстёгивать молнию на его джинсах. Егор опешил, и уже просто плохо понимал происходящее. — Леопольд не жадничает и покупает раз в 10 лет новые трусы, не пример твоим, доставшимся от прадеда, до колен в полосочку, а дальше в горох. — Даша, хватит! Нет там никого у тебя, так и скажи! — Нет, тут есть член Лео, можно я так буду говорить? Он уже набухает в моей руке, такой горячий… ммм… Так и происходило на самом деле, только не с Лео, а с Егором, который уже не верил в реальность происходящего. Больше было похоже на глупый сон с хорошего перепою. У Даши оказались на удивление ловкие пальчики, ловко пробравшиеся в его трусы и уже вовсю орудовавшие там. Член с каждой секундой становился всё больше, в исках у Егора застучала одна мысль — будь что будет. — Лео так любит меня, что согласился чуть постричь волосы у себя на болте, чтобы его хотя бы видно было в этих зарослях. — Даша, к чему сейчас опять эти упрёки? Разве я мало тебе дал? — О, но Лео может мне дать свой член поиграть, а не сразу пыхтя наваливаться на меня, Лео? Она уже стянула трусы ниже, медленно проводя по всему члену рукой. Теперь он стоял как кол и немного пульсировал в её руке. Вот она ускоряет темп, а Егор ловит её взгляд и задаёт немой вопрос «Что происходит?!», на что она только улыбаясь прикладывает палец к губами и жестом просит ждать. — А помнишь ты меня всё время упрашивал — пососи, пососи… Какое же мерзкое слово. А вот я сама хочу уже «пососать» у Лео. — Ну что на тебя опять нашло? Хватит уже! Не успел Егор и глазом моргнуть, как головка его члена оказалась в плену тугих губ Даши, а через секунду волна русых волос упала на его живот, закрыв всё происходящее от глаз. Егор чувствовал какой тёплый у неё язычок, чувствовал как её пальчики теребят его яйца, но ничего не видел. Решив исправить эту несправедливость, он собрал её волосы, чуть намотал на ладонь и случайно чуть дёрнул. Неожиданно для него, от этого её ротик только энергичнее начал насаживаться на его член. — А теперь Лео хочет, чтобы я потёрлась о его член грудью, какой проказник, да, дорогой? Я скидываю свой плащ, который мне дарила ещё мама, снимаю свитер, который сама себе связала, чёрт, да ты же мне так ничего никогда и не подарил. А под ним ничего нет, и сосочки топорщатся разные стороны, и уже все как камушки, как тебе нравиться. Происходящее в лифте не отличалось от описанного Дашей, с тем лишь отличием, что наблюдал всё это не мифический Леопольд, а самый настоящий Егор, у которого в голове был полный сумбур. Она схватила его член, заставила встать, а сама встала на колени. Тут же она в каком-то неистовстве сорвала с себя вещи, обнажив грудь с торчавшими сосками, сжала между ними его член. Егор сам собой уже владея начал двигаться вверх и вниз, поигрывая пальцами с её маленькими сосками, которые и вправду оказались бесподобно твёрдыми.

Леопольду нравятся мои соски и он может их ласкать сколько мне нужно, а не тут же сжимать грудь всей лапищей, как в какой-то мешок. Лео, может быть нежным… — Даша, ты там пьяна что ли совсем? Или ещё что хуже? Но она уже не могла ему ответить, потому как её рот был занят набухшей головкой члена, который всё быстрее и глубже пропадал в ней. Егор опять схватил ее за волосы, но это было и не нужно, Даша сама уже двигалась так, что губки почти казали лобка. Из уголка рта чуть вытекала слюна, прямо на её грудь, которую она уже сама ласкала так, как только на могла знать. А пальцы другой руки уже играли у неё под юбкой, через колготки и трусики чувствуя горячую влагу, в ритм с тем как трахал он её ротик. Вскоре ей пришлось оторваться от почти кончающего Егора, чтобы бросить очередную язвительную реплику, но рука её теперь надрачивала мокрый от слюны член в безумном темпе, так, что Егор даже чуть выгнулся вперёд, ноги отказывались его слушаться. — А сейчас Лео кончит мне на грудь, классно, да? А, ты ведь не любишь этого, горишь, что это грязно и унижает меня. О, давай, Лео, унизь меня, я грязная шлюшка! Егор уже почти не слышал ничего, по его телу расходилось будто огромное сердце, стучащее всё быстрее. Вдобавок ко всему она взяла в рот его яйца, не переставая надрачивать член, который не заставил себя ждать и, как она и говорила, Егор отправил заряд густой спермы прямо ей на грудь, пару капель собралось на сосках, капая на пол лифта. — Вот и всё, а ты боялся, Саш! Лео такой классный… — С меня хватит! Ты больная! Егор через стук сердца слышал, как хлопнула дверь и настала тишина, нарушаемая только их частым дыханием. Даша в тусклом свете мобильного облизала дочиста его член, вытерла салфеткой свою грудь и лишь загадочно улыбнулась. Как только Егор начал что-то соображать — тут и появились лифтёры. *** Прошла наверное неделя, Егор уже стал думать что это точно ему приснилось, так как больше он так и не видел Даши нигде. В одно утро убитые лифты опять отказались работать и Егор не спеша спускался по лестнице. Вдруг сзади он услышал знакомый топот маленьких лап, так и есть, Борис спешил к нему, высунув язык. Почесав его, Егор только понял, какая встреча ему может предстоять и весь похолодел, хоть и не было поводов бояться Саши. Но вскоре его взору сначала престали маленькие кеды, потом стройные ноги, юбка. От сердца отлегла одна глыба, но тут же загрохотала другая. Как смотреть ей в глаза? После долго поцелуя он наконец пришёл в себя, отстранился и задал наверное самый банальный вопрос: — Что мы творим? — Не знаю. — Как же он? — К чёрту его, целуй меня, не его. — Что?… Где-то сверху хлопнула дверь. Тут она вся вздрогнула и быстро потянула его в предбанник между лестницей и общим балконом, быстро стягивая с него штаны. Егор взял её за руки и поднял. — Это он идёт? — Да, я свою дверь знаю. Руки же её уже стянули с него трусы и весьма беспардонно мяли полувставший член. От неё пахло душем и свежестиранными вещами, а ещё каким-то пороком, запретом. Егор не понимал ничего и несколько раз пытался её поднять с колен, но к тому моменту как Саша, ничего не подозревая, прошёл в каких-то двух метрах за деревянной дверью, Егор уже яростно задирал её юбку и раздирал колготки…

Оставить комментарий

Наша группа